Почти быль

Последний трюк

Гори оно всё огнем!

Влад опрокинул в рот рюмку, со звоном поставил её на покатые перила балкона. Держится, чёрт побери, не падает! Всякая ерунда ему без труда даётся, а правильных слов для Лисички не нашёл. Хотя что могло быть проще.

Из открытой двери вырвалось на волю беспардонное веселье разгулявшейся компании. Дался им этот Новый год!

– Мать твою, ты что делаешь?!

Безошибочным чутьём старшего брата Славка сразу определил, куда надо смотреть, чтобы увидеть главное. И прежде чем Влад успел что-то сказать, рывком подхватил с пола полупустую бутылку коньяка.

– Ты же обещал! А если меня не окажется рядом? Кто будет тебя из разбитых витрин выковыривать?

– Отвали, – безразлично бросил Влад.

Лисичка с ним два месяца не разговаривает. Остальное его не волнует.

Славка не внял и потянул Влада в гостиную, полную омерзительных весёлых рож. Вспыхнул огненным цветком фейерверк, и Влад воспользовался моментом: втолкнул брата в комнату, с силой хлопнув балконной дверью. От удара заел замок – Слава безуспешно рвал ручку на себя.

Влад отвернулся. Ещё пять минут покоя. Слава, конечно, прав – ему пить нельзя. Он громит всё вокруг и ничего потом не помнит. Ладно бы сам страдал, а вдруг ударит ребёнка, женщину? Два года держался, а сегодня сорвался. В двадцать пять лет Влад вдруг понял, что никому не нужен.

Выглянул за балкон: уютный квартальчик, мощённые улицы, невысокие дома. Моросит мелкий дождь – для их города вполне новогодняя погода. Опоздавшие, обвешанные подарочными пакетами,  догоняют свои застолья. Через две улицы отсюда сидит за праздничным столом Лисичка. Или так же спешит к кому-то с пакетами в руках. Ревность взвилась в нём чёрным смерчем…

Влад застонал, бездумно уставился на опустевший квартал. И вдруг увидел её. Фигурка в чёрном пальто. Девушка переходит улицу – быстро, стремительно. Огненная копна волос – рыжие завитки пружинками подпрыгивают при каждом шаге.

Он понял, что стремительно пьянеет. То ли от коньяка, то ли от возможности. Лисичка идёт к нему, решилась поговорить, или… Влад только сейчас заметил высокого мужчину в нелепой длинной накидке и широкополой шляпе – не иначе маскарадный Гэндальф. Мужчина почему-то не спешил к таким же маскарадным хоббитам и эльфам, а шаг в шаг шёл за Лисичкой, настороженно оглядываясь, казалось, только и выжидая момента, чтобы наложить лапищу на её хрупкое плечико.

Влад перешагнул через перила, вылез на пожарную лестницу. Мог бы и спрыгнуть – второй этаж для бывшего мастера паркура – как два пальца об асфальт. Но на кураж нет времени. Лисичка ходит быстро – со сломанными пятками он её не догонит.

Парочка направилась во двор – Влад бесшумно скользнул следом. Пусть только мужик попробует прикоснуться к Лисичке! Влад отказался от неё не для того, чтобы какие-то псевдо-гэндальфы портили его девочке вечер.

Лисичка наконец остановила бешеный темп, подошла к старинному колодцу в центре двора, задумчиво крутанула ворот. У Влада сжалось сердце. Здесь они первый раз поцеловались. Рассказали друг другу все секреты. И долго потом сидели на кромке колодца, свесив ноги внутрь шахты…

Резкое движение. Влад не успел понять, что произошло, тело отреагировало само – он рванулся вперед, перехватил руку маскарадного Гэндальфа, оттолкнул Лисичку прочь от колодца. Тут же почувствовал на шее мёртвый захват, и кто-то рывком его заволок на каменную кромку.

Влад потерял равновесие и полетел вниз.

 

***

 

Лисичка. Лиса. Лиза.

Не успев сказать и слова друг другу, они столкнулись взглядами. Она – серьезным, испытывающим, глубоким. Словно там, за серыми радужками, рождались и умирали целые миры. Он… Чёрт знает, как он смотрел на Лизу. Увидел огонь рыжих волос, стальной блеск глаз и решил, что когда-нибудь пробьется в ее мир и выкрадет ее оттуда. Невозможно? Тем интереснее!

Они сидели в соседних кабинетах – он что-то дизайнил, она что-то переводила – и виделись в коридоре по десять раз на день. Влад, который не боялся ходить по аркам  магистральных мостов без страховки, долго не решался заговорить с девушкой. Лиза первая спросила, как его звать, а Влад ещё секунд тридцать краснел и не мог ответить. И вдруг будто что-то прорвало, и он сразу пригласил девушку на свидание. Грела последняя надежда, что Лиза окажется умело замаскированной стервой – и тогда Влад освободится от выворачивающего наизнанку чувства.

Но Лиза стала очень близкой Лисичкой. Он знал наперед, что она скажет. Лиза знала, что он подумает. Оба не любили молока, видели цветные сны про погони и начинали читать книги с последней страницы. Азартно тыкали пальцами в небо на китайские фонари и кричали: «Смотри, какая большая звезда падает!».

Но иногда Лиза от него ускользала, полностью погружаясь в миры скандинавской мифологии. Влад так и не понял, чем девушку привлекают свирепые боги Асгарда, хоть и перечитывал вслед за Лисичкой все открытые сайты. Ничего, он обязательно разгадает и эту загадку!

Но скандинавские боги быстро забылись – пошла полоса неудач. Двойной кульбит с крыши – и обе ноги сломаны. Вытяжки, обезболивающее, костыли. Лисичка взяла отпуск и не отходила от него ни на шаг. Ухаживала, гуляла, развлекала. Пока он прыгал на костылях, все подбивала бежать наперегонки. И, конечно, под внешним весельем билась тревога.

Влад всё понимал. Он конченный адреналинщик. Когда-то пил до беспамятства, гонял по встречке на роликах, прыгал с крыш. У них нет будущего…  Лисичка чувствовала его настроение и с каждой встречей всё больше мрачнела. Влад  был благодарен, что она не заводила разговор о семье и детях. Но ей тридцать, рано или поздно это случится – и он должен будет отказать. Потому что Лиза стоит лучшего, чем выковыривать его из разбитых витрин и отскребать от асфальта после неудачного прыжка. И чёрт побери, ему не нужна семья, он всегда был одиночкой, им и останется.

Влад сказал ей об этом на Хэллоуин. Предложил остаться друзьями. Она выплеснула ему в лицо чай, свой любимый – с мятой, и через секунду Лисички след простыл. Влад стряхнул мяту с рубашки и  долго сидел в кафе, пытаясь понять, что делать дальше. С болезненной ясностью вдруг дошло: он не готов терять её и никогда не будет готов.

Лиса-Лиза-Лисичка была якорем настоящей жизни, крохи которой он отвоёвывал, когда влезал на мост, или совершал безумные прыжки с высоты.

И только что он сам перерубил спасительную цепь.

***

Он успел сгруппироваться, провалился в мокрое и холодное, тут же вскочил на ноги, отплёвываясь от снега. Моргнул, одурело огляделся.

Кругом – заснеженная пустошь, сквозь свинцовое небо едва просачивался свет солнца – ни двора, ни колодца, ни Лизы.

– Нам туда! – Из-за спины вышел псевдо-Гэндальф, махнул рукой в сторону горизонта. – И давай быстрее, пока солнце есть.

– Где она? – Влад схватил мужчину за грудки, увидел совсем близко испещрённое морщинами лицо, цепкий зелёный глаз и второй – прикрытый чёрной повязкой.

– Вы поменялись местами, – непонятно сказал старик и сделал едва уловимое движение…

Конец отрывка

Целиком рассказ вошел в электронный сборник «По разные стороны облаков»