Карусель

Двери

Говорят, когда одна дверь закрывается, на другом конце коридора жизни открывается новая дверь, ничуть не хуже только что закрытой. Но лишь для тех, кто любит шагать за белые прямоугольники без оглядки.

А что делать остальным  — осторожным, временно прописанным на постоянное жительство в коридорах? Зачем им, одержимым сквозняками, новые двери, когда есть уже с десяток приоткрытых старых? К чему крайности стремительности, куда спешить —заглянул в щелочку, понял, что «не мое», и пошел дальше. Но закрывать не стал  —  а вдруг потом окажется «моим», что же снова с замком мучиться?

Жизнь в коридоре имеет неоспоримые плюсы. Там не жарко, потому что все время дует. Дует из приоткрытых и неплотно закрытых дверей. За ними безрассудные шагальщики по ту сторону страдают от жары, холода и прочих неудобств непредсказуемой жизни. А в коридоре уютно, там есть пара старых кресел, и стОит только в них сесть, как полностью проваливаешься в приятные воспоминания и мягкие подушки. Там есть давно прочитанные книги, от которых не ждешь разочарований. И самое главное — там много осторожных подстать тебе; с ними за чашкой чая можно с удовольствием обсудить, как неправы те, кто навсегда уходит за двери.

Бывает, шагальщики тоже задерживаются в коридоре —  пока ищут следующую дверь. Но чувствуют себя крайне неуютно и спешат побыстрее уйти. Их легко можно отличить от завсягдатаев коридора по бесконечным «апчхи!» — они не выносят сквозняков. По дороге к своей двери они пытаются убедить коридорников, что жизнь по ту сторону лучше и интереснее, но те скептически улыбаются в ответ. «Вылечитесь сначала от насморка, а потом  поговорим!» — слышат вслед шагальщики, но это их не обижает. Новый мир за дверью гораздо важнее мелких придирок коридорников.

Двери открываются и закрываются, хлопают, скрипят и чуть не падают с петель, но никогда полностью не выходят из строя. Они пропускают всех, повинуясь лишь силе желания, или не открываются вовсе, если тобой движет пустое любопытство.

Новые, старые, ветхие, добротные, из стекла, дерева и металла — двери существовали еще до того, как первый шагальщик занес ногу над порогом, и первый коридорник решил стать добычей сквозняков. Из рук каких мастеров они вышли такими?  Сколько тому назад человеческих жизней это произошло?  Сияла ли первая дверь узорами звезд или была затянута пеленой тумана? И кто в нее вошел оттуда — человек разумный, человек ужасный?  Почему  все замыслено именно так — прямоугольники света и тьмы с длинными коридорами между?

Это не проверишь и не узнаешь теперь —  и посему все придуманное тобой верно. Фантазируй, мечтай, иди, но только не останавливайся. А упав, найди силы встать  и продолжить путь, пусть даже это будет два шага к потрепанному креслу в коридоре. Сколько раз ты шагал за порог — не имеет значения. Сколько раз бежал из одного мира в другой, потому что не ужился с соседями, или выгнал себя сам — дела минувшие.

Ты стоишь на пороге и готовишься к первому шагу. Не спеши. Спроси у себя, выигравшего битву: кто этот я, схвативший ручку двери, будто последнюю опору? Ответ обязательно найдется — надо только немного подождать.

А дождешься — ступай, время пришло! Ведь именно это ты хотел сделать так долго! Ты почти убедил других, что старое кресло — лучшее место для тебя, но разуверился в этом сам.

И потому — ступай, и в добрый путь! Ты пройдешь эту дверь легче, чем ожидал, твои самые дерзкие мечты исполнятся. И впереди будет маячить еще одно кресло, мягкое и новое, и еще один коридор — просторный зал, а не коридор. Тогда ты окажешься у двери и задашь себе вопрос: почему это происходит снова? Неужели я ничему не научился?! И ответить тебе будет некому.

Но сейчас — ступай…