Карусель

Ноша

Уходя из дома я помнила, что у меня есть ноша, и ноша моя важна. Путь имел цель, и не было в нем ни лени, ни зла. Я встречала на дороге многих и спрашивала, куда они идут. Они удивленно качали головами и провожали меня долгим взглядом.

Я летела не спеша и радовалась каждому витку пути, жадно впитывая краски и звуки. Но так увлеклась, что забыла про ношу. И она болталась ненужным мешком у меня за спиной.

Все чаще на дороге блеклыми пятнами расплывалась грусть, и я постоянно пачкала в ней ноги. Но грусти не хватило моих грязных ботинок — она ползла вверх, подбираясь к сердцу, ей полюбилось там жить. Ноша давила к земле — сбросить бы ее, но не было сил даже на это.

И казалось — ноша уже не моя, и тяну ее по ошибке, и нет в этом никакого смысла. А грусть не оставляла меня — волосы пропахлись ею, сердце заболело ею.

Забылось почти все, что я знала. Забылся дом. Я встречала на дороге многих — они спрашивали, куда я иду. Я качала головой и провожала их долгим взглядом.

Когда снова пришла грусть, я вдруг вспомнила, что несу ношу и ноша моя важна. Грусть сжалась в комок и замолчала. Мне так захотелось вновь понять цель пути, что я стала просить других рассказать об этом. Они забросали меня чуднЫми словами и принялись указывать в разные стороны. И только об одном пути ничего не сказали. А значит, он был мой.

Я подхватила свою ношу, как перышко, и заспешила по дороге навстречу ветру и туману. Все кругом твердили: «Ветер так ветренен, а туман столь туманен.  Разве ты не боишься потерять лицо под резкими порывами ветра? Или пройти мимо огня, скрытого завесой тумана? Ты не вернешься оттуда!»

Они держали меня за руки, заглядывали в глаза, и слезы участия капали на мой истрепавшийся в дороге плащ. Они приносили мне лучшие дары, их слова усыпляли, их голоса перинами выстилали мое ложе. И чем ближе я к ним подходила, тем непрогляднее был туман. Чем больше слушала, тем сильнее ветер трепал мои одежды.

Но нет настоящей преграды для того, кто стремится домой. И силуэты на обочинах  больше не тревожили меня. Они лишь мерно качали головами — то ли в такт моим шагам, то ли в такт своим мыслям.

Туман рассеялся, ветер стих, солнце осветило дорогу — тоненькую тропинку, зигзагом убегающую вдаль.

Возможно, в этой жизни я уже не вернусь домой.

И не ускорю шаги, увидев знакомые силуэты крыш.

Соседские собаки не выбегут навстречу, по-дружески помахивая хвостами.

Кот не свернется калачиком на коленях.

Я не опущусь устало в любимое кресло, не начну долгого рассказа об опасных путешествиях.

К моему возвращению не испекут ароматный хлеб.

Я никогда не испытаю чувства завершенности того дня.

Возможно, будет и так. Но ради того, что уже пройдено мной, и ради тех, кто идет следом, я каждое утро собираюсь в дорогу так, будто вечером  увижу свой дом.

Это и есть моя ноша, и ноша моя важна.