Почти быль

Претворение чудес

Математику ему никогда не одолеть. А жаль, так хотелось обрадовать маму! Рудди еще раз прочитал задачи. Наморщил лоб, почесал затылок. Морковка путалась с яблоками, пассажиры с автобусами, тюльпаны с ромашками… Он неуверенно вывел в тетради цифры, сверился с ответами. Чуда не случилось — снова ошибка. Рудди захлопнул учебник.

Он подпер щеку рукой и уставился в окно —  это Рудди умел делать в совершенстве. По ту сторону от стекла важно летали крупные снежинки. Рудди бы и сам полетать не отказался. Но мама говорила, что он вырос, и полеты теперь закончены.

Снежинки напомнили Рудди, что скоро Рождество, и его мысли потекли в другом, беспокойном, направлении. Улицы наряжены, витрины магазинов пестрят подарками, мальчишки в школе наперебой хвастаются, куда они поедут на каникулы. Рудди только отворачивался от витрин и отмалчивался.

Не то чтобы он не любил Рождество — даже наоборот. Но в этом году праздника ждать нечего. Месяц назад от них с мамой ушел папа — собрал вечером огромный чемодан, а утром уже не было ни папы, ни чемодана. Они и раньше не много времени проводили вместе, но Рудди видел стоптанные тапочки в коридоре, замшевый пиджак на вешалке, пачку сигарет на кухонном подоконнике и понимал — папа рядом, он просто занят. Теперь о папе надо забыть, а при маме делать вид, будто его никогда и не было. Какое тут Рождество…

Рудди замечал, как мама вытирает слезы, когда думает, что он не смотрит в ее сторону. Вот бы чем-то ее развеселить! Рудди бы все отдал, не пожалел бы для мамы и миллиона! Только никакого миллиона у Рудди отродясь не водилось, как вернуть папу он не знал, да и особыми талантами не отличался. Хотя… Родители же радуются хорошим отметкам, а он возьмет и станет отличником! Рудди вздрогнул, поежился. А вдруг не получится?

Но делать нечего — он загнал страхи подальше, и битва с учебниками началась.

Вот уже три дня Рудди сражался с задачами пятой темы. В другое время забросил бы учебник подальше. Мало что ли интересных занятий в мире придумано — да хоть на санках с горы прокатиться, или с другом фильм про пиратов посмотреть… Эх, но сейчас нельзя.

«Вот если бы…» — мысли Рудди свободно парили ничем не хуже снежинок за окном, — «если бы встать со стула и знать все решения!»

Не успел Рудди погрузиться в новую фантазию, как почувствовал на плече чью-то руку.

***

— Тысяча дохлых китов, мне здесь нравится!

Мужчина плюхнулся в кресло напротив Рудди. Тот моргнул, протер глаза. Видавшие виды кожаные штаны, свободная рубаха с кружевами,  повязка на длинных смоляных волосах —  вот это вид!

Незнакомец был точной копией пирата Элджи из фильма! Да, Рудди часто мечтал, что они когда-то встретятся, поговорят по душам, вместе сплавают к новым берегам. Но вот так столкнуться нос к носу в собственной комнате!

— Ну что, старина, начнем? —  пират улыбнулся из-под усов и хищно потер руки.

Рудди вжался в стул. Теперь он по-настоящему испугался. Кто знает, что сейчас выкинет этот парень с горячим нравом?

— Не дрейфь, старина! Сделаю все, как ты заказывал — сам Роджер не подкопается! —  пират достал из кармана мятый клочок бумаги, долго крутил в руках и так и этак, и наконец произнес,  —  хех… встать со стула и все решения знать… Исполнять незамедлительно?

— Что исполнять? — Рудди не мог взять в толк, кому он успел разболтать свои грезы и начисто об этом забыть.

— Не люблю водой по палубе растекаться, но, видно, придется. Почему здесь  люди верят говорящим головам из ящиков, а не собственным глазам? Я — Эл, агент по претворению чудес в жизнь. А тебя, старина, Рудди звать?

— Да… Только я думал, что ты пират. Ну, из фильма.

— Пират и есть, разрази меня гром! Только не из фильма. Это фильм из меня получился. Подкинул киношникам идейку про свою прошлую жизнь, вот и сняли. А сейчас завязал с морем, никого не граблю больше. Надоело. Раздаю теперь людям, что просят.

— И что, я встану со стула и буду все решения знать!?  —  Рудди очнулся от удивления.

­Эл кивнул и широко улыбнулся.

— Ух, ты! Прямо сейчас?

— Слово пирата!

***

Рудди был разочарован, раздосадован и чуть не плакал. Никакого чуда не произошло! Он думал, Эл поделится с ним секретом — трам-пам-пам — три волшебных слова и Рудди становится человеком-энциклопедией, гением, первым отличником в классе. Но вместо этого Эл сказал ужасные слова:

— Открывай учебник, старина! И читай все сначала.

Забавная шутка! Рудди улыбнулся, ожидая, что чудо вот-вот начнется. Но встретил серьезный взгляд Эла. Пауза затянулась. До Рудди вдруг дошло — пират его обманул!

Рудди сейчас встанет и уйдет —  закроется у мамы в комнате, выскочит на улицу, лишь бы подальше. Рванулся — не тут-то было. Он намертво прилип к стулу, а стул — к полу.

— Старина, жаль, что так вышло, — бодро сказал Эл без малейшего сожаления в голосе, — но ты не встанешь со стула, пока не решишь все задачки. Чего хотел, то и получил.

— Я думал, это будет быстро! Чудо всегда так происходит — раз и готово! Но не читать же учебник — я все равно в нем ничего не понимаю!

— Тысяча дохлых китов, Рудди, что ты знаешь о чудесах?

— Ну, я получил в подарок от Деда Мороза водный пистолет. Еще видел на улице факира — он заговаривал змею. Потом мы с мамой ходили на выставку, там было много фигурок странных людей — представляешь, с двумя головами, тремя руками? И наша соседка…

Голос Рудди потерялся в хохоте Эла.

— Тебя обманули, — отдышавшись от смеха сказал пират. — То все были фокусы. Их делают другие люди, чтобы ты не скучал. А чудеса делаешь ты сам, потому что… ну просто потому что по-другому не можешь. Чего мы ждем, старина, открывай учебник!

И Рудди в который раз уставился на ненавистные задачки.

***

Чудеса давались тяжело. Но Эл оказался хорошим учителем. Если Рудди застревал на какой-то задаче, Эл вспоминал тысячу дохлых китов и принимался за объяснение. Перед Рудди разворачивалось целое представление — скучный автобус с пассажирами превращался в шхуну, доверху набитую пиратами-головорезами, и ехали они не из пункта А в пункт Б, а плыли на безумно загадочный остров сокровищ.  Эл заканчивал историю, и Рудди точно знал, сколько пиратов, тьфу, пассажиров останется в автобусе, а сколько выйдет в пункте Б.

Бывало, Эл пропадал на несколько дней. Тогда Рудди сам садился за учебники — хотелось проверить свои силы, да и математика уже не казалась такой страшной…

Рудди открыл дневник, довольно улыбнулся. Отличником он не стал, но маму есть чем обрадовать. Сюрприз на Рождество готов! Эл помог Рудди завернуть дневник в блестящую красную бумагу, прицепил сверху бант. Бант был их гордостью. Пират предложил смастерить его из оборки штор, и Рудди с готовностью согласился — мама любит, когда все красиво!

***

Мама добросовестно готовилась к празднику, но с лицом у нее было что-то не так. Она ни разу не улыбнулась, не посмотрела на Рудди, не сказала ему ни слова. Вчера звонил папа, обещал зайти, но дело было уже к вечеру, а он так и не появился.

Рудди и сам не знал, что делать — он молча слонялся по чисто вымытой квартире, не интересуясь ни пирогами, ни подарками под елкой. Праздничное настроение, которое он пообещал себе в обмен на хорошие отметки, улетучилось от одного вздоха мамы. Он зря мечтал о хорошем, хорошего теперь у них не будет. Но все же…

— Мама, у меня кое-что есть для тебя!

Рудди протянул блестящий сверток, невольно любуясь их с Элом работой.

Левая бровь мамы недоуменно поднялась вверх.

— Где-то я видела этот бант…  — мама развернула подарок.

— Дневник? — она удивилась, но не радостно, как хотелось бы Рудди, а так, будто приметила бабочку зимой, странное событие, да и только.

— Хотел сделать тебе сюрприз… я не стал отличником пока, но смотри, у меня много хороших отметок.

Рудди долго репетировал, что он скажет маме, но сейчас сбился и разозлился на себя. Он едва нашел силы закончить фразу, губы дрожали, Рудди чуть не плакал.

— Ах, да, ты молодец, — мама улыбнулась одними губами и, не раскрывая дневник, вернула его Рудди. — Где же я видела этот бант? — она повертела в руках бывшую оборку, рассеянно поцеловала Рудди в лоб и ушла в свою комнату.

Он остался один посреди пустой гостиной. Сдобой и ягодами пахли пироги, которые никто не собирался есть.

Идея была нелепой. Чуда не вышло. Мама даже не улыбнулась ему по-настоящему.

***

Они сидели с Элом на крыше и болтали ногами в воздухе.

Снег валил несколько месяцев подряд, превращая знакомый двор в царство Снежной Королевы. Машины, скамейки, урны — все укрыто белыми сугробами — казалось, под ними скрывается что-то волшебное. Даже звуки сейчас другие — не гулкие и звонкие, а мягкие, близкие — будто специально созданные для тайны. Только тайн у Рудди не водилось. Даже про Эла он рассказал всем друзьям. Жаль, ему никто не поверил.

В тот день перед Рождеством он кое-что понял.  Никогда не знаешь, чем обернутся чудеса, когда исполнятся. Они могут не понравится, о них можно жалеть. Но чудо остается чудом. С ним гораздо интереснее жить.

— Свистать всех наверх! — выкрикнул Эл, и Рудди поднялся.

Четыре блестящих красных крыла лежали рядом в ожидании своего часа. «Похожи на гигантские елочные игрушки» — подумал Рудди и вдруг показалось, что снова запахло Рождеством, праздником.

Про крылья Рудди придумал сам, но Эл сделал главное — помог смастерить, испытал первые два неудачных варианта, научил управлять.

Они помогли друг другу приладить механизмы, проверили ремешки управления, подставили спины ветру.

— Тысяча дохлых китов, я стану воздушным пиратом! Чудеса, разрази меня гром!  — Эл подмигнул Рудди и начал разбег.

***

Он больше никогда не видел Элджи.

В тот день, вопреки здравой логике любого взрослого и в соответствии с логикой Рудди, полет закончился удачно. Благодаря попутному ветру он пролетел несколько десятков метров и спланировал на заснеженный дуб, где и застрял, пока его не сняли пожарники.

Когда мама увидела Рудди с потрепанными крыльями за плечами и абсолютно счастливого, ей пришлось о многом задуматься. Она решилась поговорить с ним по душам, и в слезах и объятиях они обнаружили, что вместе смогут пережить любые беды.

Конечно же, Рудди  скучал за  пиратом, и мечтал, чтобы тот вернулся, но однажды поверил, что и сам может многое.

«В чудесах, старина, нет никакого секрета», — говорил Эл, — «их надо просто делать».