Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!

Всё добро и зло

– Эй, есть здесь кто-нибудь?

Длинноволосый парень застыл перед изуродованным небоскрёбом. Свечку здания будто рубанули огромным ножом наискось, место среза пузырилось, плавилось и шипело. Бросаясь огненными молниями, в небе проплыла стая гигантских бабочек. Искра угодила на башмак, прожгла насквозь. Парень отпрыгнул и начал застёгивать камзол на все позолоченные пуговицы.

Чья-то крепкая рука схватила его за шкирку, швырнула на почерневший от пожарища остов танка.

– Вы все там такие идиоты? – прошипел мужчина в серебристом комбинезоне и мотнул бластером в сторону остроконечных башен на горизонте.

Парень обиженно молчал.

– Чего суёшься через границу? Марш обратно в свою мистическую…

– С вашего позволения, магическую реальность, господин…

– Какой я тебе господин?! Капитан Джейк!

– Луан! – Парень поклонился и быстро зашептал: – Капитан Джейк, нам было знамение – баланс сил в мире нарушен, мы все умрём, если…

С неба полыхнул язык пламени, останки танка крякнули и разлетелись в труху. Капитан толкнул Луана под навес разграбленного супермаркета.

–  Вот сейчас мы точно умрём! Без всяких «если». И чем прикажешь от огнемёток отстреливаться? Танк Она придумала! Какой, к чёрту, танк? Это же космоопера! Аннигилятор слабо забабахать было?! Хорошо хоть про бластер вспомнила… – Капитан выдохнул, пытаясь успокоиться, и бросил ошарашенному Луану: – Чего глазища вылупил? А, они у тебя просто на пол-лица, – хмыкнул, – тоже Её работа?

На лице Луана отразилась смесь гордости и смущения. Он откашлялся, прочищая горло.

– Капитан, с древними скрижалями не шутят! А там магическим языком по взаправдашнему пергаменту написано: «Мир спасут трое не от мира сего».

– Я-то тут при чём? – огрызнулся Джейк, – ты вот точно не от мира сего.

– Знаю, – снова засмущался Луан, – мне так с рождения все говорили. Но нужны трое. Вот и пошёл через границу – искать остальных.

–  Парень, здесь нет никаких скрижалей! Только эти чёртовы инопланетные твари. – Капитан проводил взглядом очередной косяк бабочек. – И по Её задумке я должен их уничтожить. Сам. Почти без оружия. Господи, ну почему ты не дал бабам ума!

– Черти и боги – понятие весьма относительное. Зря вы, капитан, к ним взываете. Всё добро и зло в нас самих!

– Ты, философ не от мира сего, заткнись, а! – Капитан развернулся и побрёл по освещённой вспышками площади.

Луан побежал следом.

– Не верите мне, посмотрите вокруг! Мир исчезает. У нас вон ратуша средь бела дня рассосалась. Признаться, я не очень любил господина бургомистра, но исчезнуть вот так – за обеденной трапезой, не попрощавшись с родными…

– Какой, мать его, бурго… – Капитан оглянулся на Луана, посмотрел за плечо юноши и осёкся.

Луан повернул голову – площадь по кирпичикам проваливалась в бездну, свечка небоскрёба стремительно оплывала. Только разноцветные бабочки, казалось, стали ещё ярче и летели прямо на них.

– Я же говорил, исчезает! – Луан выудил из-за пазухи карту, оторопело уставился на замысловатые закорючки и острые изломы линий. – Ничего не понять! А совет мудрецов уверял, что будет озарение, и я увижу путь.

Капитан заревел, грубо вытолкнул Луана вперёд.

– Двигайся  живее, умник, если не спешишь на встречу к вашему, как его там… бей… канистру…

– Бургомистру, с вашего позволения.

Луан ещё раз оглянулся, охнул и пустился наутёк.

***

Граница переливалась многоцветьем; воздух дрожал, размывая очертания опустевших домов и выжженных улиц. Бабочки-огнемётки налетали на невидимую преграду, заполошно мотали крыльями и тыкали хоботками в радужные всполохи.

А по эту сторону от границы вырастал запруженный людьми квартал. Прохожие бежали, не глядя друг на друга, время от времени толкая то Луана, то Джейка. По широким мостовым неслись авто, гудели клаксоны.

– Как ты это делаешь? – спросил Джейк, указывая на цветастый ковёр насекомых за спиной. – Границы, чёрт побери, всегда были закрыты!

– Не знаю, – пожал плечами Луан. –  Дома никто не объяснял сути вещей, все просто случалось, как хочет Она.

– И не надоело – на поводу у бабы жить? – Джейк смачно сплюнул, провёл рукой по светлому ёжику волос.  –  Ты это, философ, прости. Сам терзаюсь. Должен был свалить проклятых огнемёток. И сбежал. Трусливо сбежал!

– Не расстраивайтесь, капитан! – сочувственно отозвался Луан, – вы станете орудием в руках Высшего Смысла! Мы же идём спасать мир!

Джейк скрипнул зубами. Судя по виду капитана, у него было своё, альтернативное мнение, касательно высшего смысла, спасения мира и в особенности персоны Луана.

Но тому было не до Джейка: Луан зачарованно смотрел, как на приграничной стене растёт радужный пузырь, лопается, и из него кубарем вылетает щуплая девушка с удивлёнными чуть раскосыми глазами. Волосы незнакомки торчали в разные стороны, как перья в хвосте всполошившейся вороны.

– Тысяча дохлых бабочек! – пролепетал капитан за спиной у Луана.

Девушка отряхнула длинную юбку, зябко повела плечами и поглубже запахнула мешковатую, будто снятую с чужого плеча, куртку. На шее свернулся в три слоя шарф – по пестроте окраса он ничем не уступал огнемёткам.

– Ты откуда такая? – Джейк наконец справился с оцепенением.

– Неважно, – отрезала девушка и бросилась в толпу.

– Она же третья! Ну, которая не от мира сего! –  капитан осоловело посмотрел на Луана, но быстро очнулся и пустился вдогонку. – Стой!

Юноша замешкался. Прохожий в мятом пальто схватил Луана за пуговицу камзола.

– Вот скажите, в чём экзистенциальность бытия? – взгляд мужчины беспокойно метался между безумием и нетвёрдой осознанностью. – Этот камзол, кружевной воротник рубашки – всё очень символично и олицетворяет победу над временем. Вы не боитесь быть собой. Или вы бог, мессия? Дайте, дайте ответ моему измученному разуму!

– Извините, милейший, – сказал Луан, с трудом отцепляя пальцы незнакомца от своей пуговицы, – тема весьма занимательна, но…

– Где тебя черти носят? – рука капитана мигом выдернула Луана из нежелательной беседы. – Девчонку упустим!

Джейк тараном прорезал людской поток, освобождая путь и для Луана.

Девушка на секунду задержалась у перекрёстка, под рассерженный вой гудков бросилась лавировать между авто и скрылась в неухоженном парке. Рискуя попасть под колеса, Луан и Джейк повторили смертельный трюк.

Тяжело дыша от бега, троица остановилась около обшарпанного дома в пять этажей.

– И что ты здесь забыла? – ехидно поинтересовался капитан.

– Мага, –  коротко ответила девушка.

Она потянула дверь подъезда на себя, взлетела по лестнице на второй этаж.

Луан вдохнул амбре мусоропровода, закашлялся,  недоверчиво покосился на Джейка.

– Маги – важные люди и не должны жить в… Кстати, где мы?

– В реализме, дружище. И точно не магическом. Всегда мечтал сюда попасть. Эх…

Голос капитана дрогнул. То ли от радости, что мечта сбылась. То ли от разочарования, что не так, как хотелось. Он перешагнул прямоугольник открытой двери. Луан неуклюже протиснулся сквозь узкий коридор за Джейком и оказался в не менее тесной спартанской комнатке. Скрутившись в немыслимый узел, на полу сидел полуголый и совершенно лысый человек и бесстрастно оглядывал гостей.

– Чаю хотите? – буднично спросил Лысый, расплетая ноги и демонстрируя ярко-оранжевые свободные штаны: единственный элемент одежды.

– Нет, – рявкнул капитан и хотел было что-то добавить, но под взглядом  Лысого молча опустился на пол.

Луан последовал его примеру. Последней присела девушка. Она явно нервничала и всё время то наматывала свободный конец шарфа на запястье, то разматывала его.

– А чего тогда хотите?

Лысый моргнул. Капитан Джейк и Луан как по команде вздрогнули и с надеждой уставились на девушку. Та покраснела.

– Я не вернусь к нему!

Казалось, она сейчас разрыдается. Или полезет в драку. Карие глаза девушки поменяли цвет и стали пронзительно-зелёными.

– Но и не сбежишь никуда, леди Чесс.

– Я должна знать Её волю, – девушка упрямо сжала губы.

– Ты хотела сказать –  Её нереалистичные желания, абсурдные мысли  и эксцентричные порывы?

Несколько долгих мгновений они с Лысым гипнотизировали друг друга взглядами. Маг сдался первым.

– Ладно, если женщина просит…

Лысый закрыл глаза и гортанно запел. Тело, будто ведомое невидимой нитью, принялось раскачиваться из стороны в сторону.

– Значит так, друзья, – маг резко оборвал пение, –  ваша драгоценная Она решила, что страдает фигнёй.

– Что-что? – переспросил Луан.

– Перевод для любителей скрижалей примерно следующий: узрела бессмысленность бытия. Да, и ещё задумала совершить что-то стоящее. Собирается в Южную Африку – будет спасать морских котиков.

– А как же мы? – капитан встрепенулся.

– Философский вопрос. Она вас придумала, Она и уничтожит.

– Что, даже реализм?

– В первую очередь! Друзья, вы Её плохо знаете.

– Неужели нельзя взять нас с собой? – обречённо протянул Луан.

– На всех места не хватит, –  терпеливо объяснил маг, – сами представьте, как с котиками уживаться будете.

– Она бросит своих чад? – губы Луана дрогнули.

– Зачем так трагично? Не выспался человек, идёт на пары, мечтает. Не до вас Ей.

– Чёрт, это попахивает предательством, – капитан вскочил и принялся мерить комнатушку шагами. Измерения показали: три с половиной на три.

– Что же нам делать? – еле слышно прошептала Чесс.

– Медитировать и избавляться от лишних привязанностей. Например, к жизни. Хотя…  – маг почесал блестящий череп, –  если ты вернёшься на Левую сторону…

Чесс побелела и до крови прикусила губу.

– Я сбежала, понимаешь! Дорога к Гоэ заказана. Он меня уничтожит! Хотела спрятаться здесь, пришла за советом, а ты гонишь!

– А их зачем привела? – Лысый кивнул на притихших Луана и Джейка.

Девушка пожала плечами.

– О, мы готовы помочь леди Чесс! Было знамение и… – Луан суетливо достал из кармана карту, протянул Лысому. – Вот, мудрецы нашли её вместе со скрижалями, она и укажет нам путь спасения мира!

Маг покрутил карту в руках, левая бровь поползла вверх.

– Интересно, как в магической реальности оказалась кардиограмма? – Он внимательно посмотрел на Чесс.

– Это первое, что пришло Ей в голову. Я просто создала образ. Думаю, Она и сама не знала, как должно выглядеть спасение.

– Кстати, показатели в норме. Я бы даже сказал – отличные.

Маг неожиданно вздрогнул, скривился.

– Если вам ещё интересно, Она только что купила билет до Порт-Элизабет. В одну сторону. Так что, котики, считай, дело решённое.

При этих словах пол пошёл волнами, и на потолке проступила заметная трещина.

– А если… если я не вернусь к Гоэ?

– Тогда советую успокоить ум и принять свою участь как должно настоящим спасителям – в позе лотоса и с закрытыми глазами.

Леди Чесс поднялась, на мертвенном лице горели небесно-голубые глаза.

–  Где ближайший переход на Левую сторону?

– По коридору налево. Где же ещё. И ручку хорошо дёргайте, заедает. Намеренно, конечно. Не люблю я вашу Левую сторону.

Девушка вылетела из комнаты, а Луан с Джейком растерянно переглянулись.

– Бегом за ней! – выпучил глаза маг, – и глядите в оба –  упадёт волос  с головы леди Чесс, обещаю предсмертную прогулку в хоррор!

***

– Никогда не слышал про Левую сторону, – протянул Луан, поглядывая по сторонам.

Расчерченные на правильные прямоугольники улицы. Одинаковые высотные дома из стекла и металла. Шагающие в ногу прохожие в чёрном. Симметричные шары подстриженных крон тоненьких деревьев. Решето свинцовых туч пропускает солнечный свет строго по тарифу – чтобы не превысить лимит.

Зажатая с двух сторон широкими плечами Джейка и Луана, Чесс хохлилась и дрожала, как воробей холодной весной.

– Гоэ дорожит своей вотчиной и не любит чужаков. – Чесс на ходу провела рукой по стене дома, сколовшийся было угол вновь затянулся свежим листом металла. – А я служу ему. Служила до недавнего времени.

– Вы ремонтируете дома? – вежливо поинтересовался Луан.

– Он говорит, что я превращаю хаос в порядок. Но на самом деле я убиваю себя.

– Так в чём проблема? – подал голос капитан Джейк, –  найдём этого Гоэ и покажем ему, где бабочки зимуют! – Капитан многозначительно опустил руку на бластер.

– Если бы всё было так просто.

Леди Чесс сжалась ещё больше и, казалось, совсем утонула в безразмерной куртке.

Среди однотипных домов вдруг выросла нелепая длинная башня с кованой широкой дверью и стрельчатыми окнами. Девушка дотронулась было до двери, но капитан с шипением: «Все бабы – дуры» оттолкнул её и вошёл первым. Сразу же споткнулся и верно бы растянулся на полу, но Чесс вовремя ухватила его за руку. Досадное препятствие с обиженным мяуканьем отпрыгнуло в сторону – из темноты на гостей смотрели два обвиняющих жёлтых глаза.

– Прости, Александр, – рассеянно бросила коту Чесс и принялась подниматься по винтовой лестнице.

Капитан посторонился и вежливо пропустил Луана вперёд.

Скрипело кресло-качалка, потрескивал камин, бросая косые отблески на развешанные по кругу зала холсты. Картины дышали жизнью, и, если не смотреть на них прямо, то казалось, что фигуры композиции совершают едва уловимые движения. Ближе к камину, у стены, стояла пара незавершённых холстов в проплешинах белых пятен.

– Чесс, почему ты так не любишь меня? –  мужчина в строгом костюме поднялся из кресла-качалки. Уставшее лицо, тяжелый взгляд, тёмные волосы с проседью. Он заложил руки за спину, начищенные до блеска туфли осветили помещение не хуже камина.

Чесс тяжело сглотнула, закашлялась.

– Я подобрал тебя на улице, выходил, построил эту нескладную, как подросток, башню – ты так хотела. Дал всё, – мужчина обвёл рукой холсты, – позволил плодить на Правой стороне абсурдные реальности. И попросил о маленькой услуге – поддерживать здесь порядок. Но нет, ты всё время была недовольна! И когда Она приказала разобраться с твоей песочницей, просто сбежала… Неужели до сих пор не поняла? Сама ты ничто!

– Гоэ, ты хочешь уничтожить всё, что я создала! – чуть слышно прошептала девушка.

– Нет, – устало возразил Гоэ, – я хочу, чтобы система работала. Чтобы в башне было тепло, чтоб у тебя были новые холсты и наряды. Кстати, почему я снова вижу эту безобразную куртку?

Чесс стояла, опустив голову, смотрела в пол.

– Ладно, малыш, не расстраивайся. Ты вернулась, и это очень хорошо. Просто отошли своих дуболомов – думал, у тебя вкус всё же получше – отдохни, а потом принимайся за работу. Будешь хорошей девочкой, и я забуду о побеге.

Повисла звенящая пауза.

– Почему она ничего не делает? – шепотом спросил Луан у капитана.

– Сам попробуй ему что-то скажи, – громко прошептал в ответ Джейк и оттолкнул Александра, который безудержно тёрся о ногу.

– А как потом объясняться с магом? Не приведи небо, в хоррор попадём!

Чесс повернулась, медленно двинулась к холстам, прошлась по кругу, будто прощаясь со своим детищем.

– Я согласна, – сдавленно сказала Чесс, не глядя на друзей.

– Ну уж нет! – капитан выхватил бластер и выстрелил в Гоэ.

Полыхнула вспышка. Чесс вскрикнула, Луан зажмурился, а Гоэ брезгливо смахнул с плеча пылинку.

Капитан перевёл недоуменный взгляд с бластера на Гоэ и снова на бластер.

– Чесс, сотри их, они меня раздражают.

Девушка послушно подошла к неоконченному холсту. Там мирно горел камин, уютно спал в кресле-качалке кот, и только четыре человеческие фигуры застыли в напряжении. Чесс легонько коснулась пальчиком полотна, и башня ощутимо дрогнула.

– Леди Чесс, как же так? Это неправильно, это…

– Неправильно – нарушать мой порядок. Чесс, скорее! Мне надоели эти идиоты.

– Я… я не могу! – девушка опустила руку.

– Всё надо делать самому, – проворчал Гоэ и щелкнул пальцами.

По лестнице застучали солдатские сапоги, крепкие парни в камуфляжной форме скрутили Луана и Джейка, повалили лицом вниз.

– Отпустите их! – в голосе Чесс прорезались стальные нотки, в глазах вспыхнули жёлто-красные огоньки.

Солдаты стушевались, ослабили хватку.

– У меня же заговоренный кристалл есть! – вдруг спохватился Луан, с трудом поднимаясь на ноги.

– Что ж ты раньше не сказал? – процедил сквозь зубы капитан.

– Как-то не до того было. К тому же, я забыл, на что он заговорен.

– Чесс, это глупо! – Гоэ медленно двинулся в сторону девушки.

– Вот это глупо, – Чесс махнула рукой на окно, – ты заставлял меня поддерживать эту серость. И я боялась перечить! Боялась потерять островок себя – Правую сторону! А теперь нечего терять. Теперь не страшно. Ты и Она – можете уничтожить меня. Но я не дам убить своё творчество!

– Чесс, малыш, успокойся! – Гоэ подходил всё ближе.

Он положил руку на плечо девушки, и та вмиг обмякла. Жёлто-красный блеск глаз сменился тусклым свечением.

– Чёрт побери, где же он?! – Луан остервенело шарил по карманам.

– Черти и боги – понятие весьма от.. – не успел договорить капитан.

Всё случилось одновременно.

Гоэ дёрнул на себя леди Чесс. Луан победоносно выхватил прозрачный булыжник и прокричал дикую тираду из шипящих звуков.

– Сделайте уже что-нибудь, принцесса! – заорал капитан, метнулся к Гоэ, отбросил его на кресло-качалку.

Гневно заверещал дважды обиженный за день Александр.

Выпущенной на волю птицей Чесс ринулась к холстам. Мир закрутился каруселью, дрогнул и рассыпался цветными картинками.

***

– Капитан, скажите честно, как боевому товарищу, мы уже в хорроре? – спросил Луан, не открывая глаз.

– Если это хоррор, тогда я всю жизнь мечтал быть зомби! Да хоть вампиром!

Джейк с восторгом глазел по сторонам. Башня выпрямилась и обросла белым камнем. Перед кованой дверью появилась изумрудная лужайка, то тут, то там подмигивали жёлтые глаза одуванчиков. От башни лучами разбегались  мощёные улочки, крутились по ветру фигурные флюгера на черепичных крышах, кофе и сдобой пахли маленькие кафешки, оживленные беседы прохожих разбивал чей-то звонкий смех.

А посреди лужайки стояла смущённая и немного растерянная леди Чесс. Почему-то без куртки и шарфа, и оттого казалась еще беззащитнее и… привлекательнее.

Мужчина в строгом костюме переминался с ноги на ногу в сторонке.

– Я зачем-то заходил, но вдруг забыл… – Он вытер вспотевший лоб, ослабил галстук. – Всё ли у вас хорошо, леди Чесс… извините, снова напутал, язык не слушается, леди Творчество?

– Спасибо, Эго! Я позову, если ты понадобишься!

Эго кивнул и поспешил скрыться в боковой улочке. За ним потянулись солдаты, неуклюже отмахиваясь от жизнерадостных капустниц.

– Повтори, что ты тогда сказал! – леди Творчество, не отрываясь, смотрела на капитана.

– Принцесса… – Джейк покраснел, спрятал руки в карманы, передумал, положил на бластер, снова передумал, сорвал одуванчик и протянул девушке.

Леди Творчество улыбнулась, на щеках заиграли ямочки, а чудесные глаза зажглись всеми цветами радуги.

– Я вспомнил! – Луан стукнул себя по лбу. –  Кристалл ставит всё с ног на голову! Или с головы на ноги? Или просто на свои места? Его маг-акробат сделал. Чудак ещё тот. Три дня балансировал на одной руке, а потом исчез. Только кристалл почему-то взять забыл…

Луан увлёкся  рассказом и не заметил, что, кроме кота Александра, его уже давно никто не слушает.

***

Лысый маг сидел на полу в тесной квартирке. Гортанно пел, созерцал и ни о чём не думал.

– Хорошо, очень хорошо, – бормотал он себе под нос. – Сдала билет. Умница! Пусть котики сами выкручиваются. Так… Открывает письмо, улыбается. Друг у Неё появился. Хм… Думают они одинаково. Рассказы её читает! И, чёрт побери, они ему даже нравятся! Хотя, что это я? Черти и боги – понятие весьма относительное.

Маг открыл глаза и выдохнул:

– Спасены!